наверх

Статья из журнала Discover Magazine, апрель 2014 (перевод)


оригинал статьи

Я пыталась не паниковать. Я парила, не прилагая усилий в черном, как смоль резервуаре, заполненном соленой водой температуры моего тела, с берушами в ушах и полностью обнаженная. Через несколько минут я уже не чувствовала ни берушей, ни затхлого запаха воды. Не было ни света, ни запахов, ни прикосновений, ни звуков, кроме звука моего судорожного дыхания и биения сердца. Я испытывала на себе авангардную процедуру, дико популярную в Северной Америке – сенсорную депривацию. Популярность центров флоатинга постоянно растет по всему континенту. Они предлагают полным энтузиазма «психонавтам» возможность испытать уникальное состояние сознания. Те, кто занимается этим бизнесом, охотно перечисляют те благоприятные воздействия, которые оказывают на организм регулярные сеансы флоатинга: от тех, в которые легко верится, а именно - расслабление, обострение ощущений и лечение болевого синдрома; до тех, которые кажутся абсурдными (как, например, «деавтоматизация», чтобы это не значило). Есть ли научное подтверждение заявленным благоприятным воздействиям флоатинга, или это просто эзотерическая болтовня?

Грязная и чувственная история

Почему кто-то может захотеть добровольно пройти через сенсорную депривацию? Вы, возможно, уже слышали ужасные истории: китайцы использовали ограниченную стимуляцию для «промывания мозгов» узникам во время Корейской войны; о тюрьмах, применяющих одиночное заключение в качестве психологической пытки. Изначально научные исследования психологического воздействия сенсорной депривации, которые проводились в 1950 годы в Университете Макджилл, нанесли еще больший удар по репутации этого метода, зафиксировав вызываемые им замедление познавательных процессов, галлюцинации, резкие колебания настроения и приступы тревоги. Некоторые исследователи даже считали, что сенсорная депривация представляет собой экспериментальную модель психоза.

Однако, несмотря на широко распространенное мнение, сенсорная депривация не является состоянием, неприятным по своей природе. Согласно мнению доктора Питера Сюдфилда, психолога–первооткрывателя в этой области, все эти рассказы – полная чепуха. «(Заключенных) донимали чрезмерной стимуляцией органов чувств – громкие одновременные разговоры группы людей, избиения и психологические пытки», - объясняет он. В ходе исследований в Университете Макджилл также использовался непрекращающийся шум и ахроматический свет, что являлось скорее перегрузкой ощущениями, а не депривацией.

Фактически проведенный в 1997 году анализ более 1000 описаний случаев сенсорной депривации, показал, что более 90% опрашиваемых испытали глубокое расслабление. Чтобы избавиться от провокационного названия «сенсорная депривация» и его негативных коннотаций в конце 1970-х годов протеже Сюдфилда, доктор Родерик Борри дал этой методике более приятное название «Терапия, основанная на ограничении воздействия окружающей среды» (REST).

Сейчас два наиболее часто используемых методов этой терапии это REST-камера (пациент лежит на кушетке в темной комнате с высокой звукоизоляцией) и REST-флоатинг (пациент лежит на поверхности плотной жидкости в защищенной от звуков камере). Я решила попробовать на себе последний метод, разработанный впервые Джоном Лилли в 1970-х годах, который сейчас широко поставлен на коммерческую основу.

Мозг без входящей информации.

Флоатационная камера «Oasis» оказалась гораздо больше, чем я ожидала. Спроектированный так, чтобы в ней, раскинув руки, помещался среднестатистический человек, индустриально выглядящий «бегемотик», размером 90 на 48 дюймов (2,2 м на 1,2 м) работал, слегка гудя.
Майк Заремба, соучредитель Флоатационного центра Ванкувера объяснил, что камера заполнена водой, насыщенной солью сульфата магния и нагретой до температуры тела. «Постарайся принять устойчивое положение в воде, пока она не успокоиться, и затем ты не будешь чувствовать воду», - сказал мне Майк. Затем был краткий инструктаж по флоатингу и заверение, что я могу прервать сеанс в любое время – оговорка, которую ввел Сюдфилд, исходя из данных экспериментов.

Я забралась в камеру, закрыла тяжелую дверь и погрузилась в кромешную темноту. Почти сразу же после того, как я расположилась в похожей на утробу камере, одно из моих чувств, ориентация тела, пропало. Вестибулярная система во внутреннем ухе отвечает за ориентацию в пространстве и вместе с проприоцепцией, ощущением положения частей собственного тела по отношению друг к другу, она формирует полное восприятие положения тела, ускорения и движения в пространстве. Без подсказок извне мне казалось, что мое тело вращается, как стрелки часов на циферблате; иллюзия этого была так сильна, что меня даже стало подташнивать.

Изолированный от внешних раздражителей мозг создает свои собственные раздражители. Части зоны обзора начинают светиться, принимая незнакомые формы, которые постепенно трансформируются в более сложные объекты, такие как точки, линии и решетчатые узоры. С появлением нейровизуализации мозга ученые получили возможность зафиксировать нейрофизиологическую основу таких причудливых галлюцинаций, возникающих иногда в процессе сенсорной депривации. В 2000 году в ходе одного такого исследования было обнаружено, что у испытуемых активизировались зоны коры головного мозга, отвечающие за визуальное восприятие, меньше чем через час визуальной депривации.

Галлюцинации могут также возникать и с другими чувствами. В моем случае это был слух: изначально я слышала прекрасную арию, плывущую туда-сюда, как музыка, звучащая из находящегося очень далеко патефона; вскоре она трансформировалась в полноценную симфонию, а затем превратилась в простой бой ритуальных барабанов. Невероятно, но я не узнала ни одну из мелодий – мой мозг спонтанно начал создавать их.

Творческое мышление

В некоторых работах Сюдфилда высказывается мнение, что флоатинг способствует развитию креативности. Небольшое исследование по наблюдению за пятью университетскими профессорами показало, что шесть полуторачасовых сеансов флоатинга позволили им создать более «креативные» идеи, что сопровождалось, по отзывам испытуемых, усилением свободных психических образов и непрямых ассоциаций. Точно также исследование, объектом которого стало 40 студентов университетов, показало, что всего лишь час флоатинга улучшил их результаты стандартного теста на измерение уровня креативности.

Хотя повышение креативности – это основной коммерческий аргумент центров флоатинга, доказательств наличия этого эффекта немного. Гораздо лучше изучен другой эффект флоатинга – улучшение показателей при выполнении различных спортивных и музыкальных задач, которые требуют высокого уровня концентрации и зрительно-моторной координации, включая баскетбол, теннис, стрельбу из лука и джазовую импровизацию. В контрольной группе, состоящей из 13 студентов, изучающих джаз, в результате четырех сеансов флоатинга техника исполнения улучшилась через неделю после последнего сеанса, что позволяет предположить, что флоатинг оказывает пролонгированное положительное действие.

Сюдфилд предполагает, что флоатинг может усиливать креативность и улучшать результаты так же, как сон и медитация. Исследования показали, что в состоянии покоя мозг постоянно повторяет недавно освоенные навыки и закрепляет недавно полученные знания для долгосрочного хранения. Некоторые исследования также продемонстрировали, что находящийся в состоянии покоя мозг особенно успешно синтезирует информацию из широкого диапазона областей мозга для решения сложных проблем – вы могли испытать это, предаваясь мечтам в душевой кабине.

Однако, как говорит Сюдфилд, такие «сумеречные» состояния более легко достижимы через флоатинг, по сравнению со сном или медитацией, без предварительной тренировки или сознательных усилий. Развитие нейровизуализации однажды, возможно, поможет нам понять, как можно сравнивать эти сумеречные состояния на неврологическом уровне.

Состояние невесомости

Когнитивные изменения – это только половина ощущений от флоатинга, гораздо более заметен его физический эффект. В течение нескольких минут после погружения в камеру я уговорила мои мышцы расслабиться и позволила себе проникнуть в теплый кокон воды, которая защищала каждый дюйм моего тела. Движение требовало неожиданного количества усилий – погрузить голову под воду было просто невозможно. Я была рада не двигаться.

В начале 1980-х годов группа психологов Медицинском колледже штата Огайо выступила инициатором серии экспериментов по изучению психологической реакции на REST. Во время сеансов флоатинга артериальное давление и уровень связанных со стрессом гормонов резко снижался, и этот эффект продолжался долгое время после последнего сеанса флоатинга. В 2005 году мета-анализ дополнительно подтвердил, что флоатинг более эффективен для снижения стресса, чем другие популярные методы, как например, упражнения по релаксации, клинический мониторинг или отдых на кушетке.

Эти результаты подтолкнули ученых начать исследовать, способен ли флоатинг помочь пациентам с болезнями, связанными со стрессом. Эта терапия использовалась в качестве первичной процедуры для лечения таких расстройств, как гипертония, головная боль, бессонница и ревматоидный артрит; все исследования показали положительный эффект в небольших контрольных группах. Особенно сеансы флоатинга помогли людям, страдающим от хронических болей неизвестного происхождения: интенсивность боли резко снизилась, улучшился сон, испытуемые отметили, что чувствуют себя более счастливыми и менее встревоженными. Сейчас идет работа над проектом по изучению использования флоатинга для купирования болевого синдрома при фибромиалгии, и первичные результаты положительны.